Бурятия в лицах

Иванов Алексей Романович

Иванов Алексей Романович — чемпион России по боевому самбо 2011 и 2012, чемпион мира по боевому самбо 2012, боец смешанного стиля, выступающий в средней весовой категории.
Родился 24 июня 1987 года в Улан-Удэ.
В активе Алексея три боя по ММА и один — по профессиональному боевому самбо. В первом чемпионате России по смешанным боевым искусствам, который проводила Лига S-70, Алексей проиграл Магомеду Мутаеву в дополнительном раунде. Однако затем был приглашён в Сочи для участия в финальной части, где выиграл у Германа Якубова "треугольником" во втором раунде. Его тренером и продюсером выступает Вячеслав Дамдинцурунов.
На чемпионате мира по джиу-джитсу, проходившем в Вене (30 ноября - 2 декабря), Алексей стал чемпионом в весовой категории до 85 кг.
Самбо нуждается в новых героях, задача журналистов — их находить. Знакомьтесь, Алексей Иванов, восходящая звезда боевого самбо, чемпион России по боевому самбо 2011 года, студент РГУФКСМиТа. Его визави — Вениамин Роднянский, владелец компании MMAmarket.ru, спонсирующей ряд спортивных мероприятий, член Общественного совета движения «Молодая гвардия Единой России». Вениамин считает важным делом популяризацию спорта, поэтому у собеседников нашлись общие интересы. Мужской разговор о том, как развивать спортивную карьеру в российских реалиях, состоялся за завтраком в гостинице Radisson Royal Hotel.
— Алексей, ты придерживаешься какой-то спортивной диеты?
— Специальной диеты нет, но я контролирую свое питание. Не пью сладкие газированные напитки, только натуральные соки и минеральную воду. Не посещаю фастфуды — эта еда очень вредна для спортсменов. Ем все, что готовит жена, но перед соревнованиями исключаю трудноусваиваемые продукты: копчености, жирную свинину, белый хлеб. Не говоря про алкоголь, который даже никогда не пробовал. Стараюсь есть каши, творог, курицу, говядину.
— 82 килограмма — это твой оптимальный вес?
— Пока оптимальный. Мне предлагают выступать в категории 100 и выше, но я еще не готов. Сгонка веса тоже не требуется — во мне 84-85 килограммов, и, чтобы сбросить два-три кило перед соревнованиями, достаточно один раз хорошенько потренироваться.
— Можешь расставить приоритеты: учеба, спорт, личная жизнь?
— У меня, как у любого профессионального спортсмена, спорт всегда в приоритете. Причем так было с девяти лет, когда я только пришел в секцию дзюдо. Тем не менее, это не мешало мне учиться в школе на четверки и пятерки. Личная жизнь, которая связана с семьей, важна, но, поймите, спорт — это то, что сделало меня таким, какой я есть. Жене было непросто смириться с такой установкой. Помогла теща, которая объяснила ей, что спортсмен — почти моряк. Полгода на сборах, месяц — дома.
— А как же ты расслабляешься?
— Могу сходить в кино, в театр, сыграть с друзьями в бильярд. Ночные клубы и шумные тусовки меня не привлекают, даже наоборот, напрягают и опустошают. Но самое действенное средство для восстановления энергии — это сон. Поэтому, когда надо расслабиться, я позволяю себе подольше поспать.
— Неужели за все 15 лет занятий спортом, у тебя не возникало желания бросить?
— У любого спортсмена бывают как взлеты, так и падения. Причем разочарование можно испытать не только после проигрыша на соревнованиях, но и на обычных тренировках. У меня переломный момент был в подростковом возрасте, когда тело начало меняться, вдруг перестали получаться броски. Я даже подумал тогда: «Позанимаюсь еще год-два и хватит». Но потом физическое развитие — рост и сила мышц — стабилизировалось, я набрал технику, и все пошло как надо. Сейчас даже и речи нет о том, чтобы уйти из спорта.
— У тебя есть план развития профессиональной карьеры?
— Моя цель — завоевание самых высоких вершин. Но для меня все соревнования по боевому самбо, в том числе и желанная победа на предстоящем чемпионате мира, — это лишь стартовая площадка для выхода на профессиональный ринг. В первую очередь на ринг ММА, где важна ударно-борцовская техника.
— А как насчет грепплинга?
— Грепплинг — подготовительная часть к ММА, борцовская база микс файта. В этом году планирую принять участие в чемпионате России по грепплингу. Я давно хотел это сделать, но до сих пор не удавалось из-за плотного календаря соревнований.
— Есть ли у тебя стремление, как у многих современных спортсменов, попробовать себя в разных видах единоборств?
— Да, пока есть время и возможность, я стремлюсь пробовать себя в других единоборствах, в том числе в рукопашном бое и джиу-джитсу.
— Здоровья на все хватает?
— Пока хватает. Я стараюсь пропускать меньше ударов и навязывать свою тактику ведения боя: с ударниками бороться, а с борцами биться.
— Ты всего три года работаешь с ударной техникой. Это достаточный срок для ее освоения?
— Конечно, три года — это мало! Пока я изучил лишь основу, технику нужно еще подтягивать. Я регулярно смотрю бои ММА и UFC, чтобы перенять приемы профессиональных бойцов. Особенно интересен в этом смысле Вандерлей Сильва — он агрессивный и постоянно идет в размен ударами, на его ошибках можно учиться. Очень мне близок Ден Хендерсон, который выиграл бой у Федора Емельяненко. Он классический борец со своеобразной манерой, на мой взгляд, похожей на мою. Я внимательно изучаю его поединки и держу себя в тонусе — занимаюсь боксом у себя в РГУФКе, в Академии спортивных и прикладных единоборств, тренируюсь и у выдающихся тренеров из других клубов.
— Парадокс, но сильнейшие бойцы нашей страны обычно являются выходцами из Дагестана и Бурятии. С чем это связано?
— В Улан-Удэ, откуда я родом, у молодежи не так много вариантов развития карьеры и проведения досуга. Но с другой стороны — нет и такого количества искушений, как в Москве. Для многих спортивные результаты — это едва ли не единственный способ проложить себе дорогу в лучшую жизнь. В Дагестане, думаю, то же самое.
— Ты занимался дзюдо 12 лет. Почему перешел в боевое самбо?
— Вмешался случай. Как только я поступил в РГУФК, мой тренер Вячеслав Анатольевич Дамдинцурунов, который теперь стал и моим менеджером, сказал: «Через две недели будет чемпионат Москвы по боевому самбо, готовься». Ударной техникой я тогда еще не владел, но занял третье место, что позволило мне выступить на чемпионате России. С того момента появился интерес к боевому самбо.
— Что такое, в твоем понимании, боевое самбо?
— Это наиболее универсальный вид единоборств, максимально приближенный как к уличной драке, так и к спортивным поединкам по смешанным правилам. Бойцам предоставлена большая свобода для маневра: победы можно добиться и в стойке, и в партере, разрешены удары коленями, локтями, головой. Единственное, что мне не нравится, — это запрет, который пришел из спортивного раздела: на скрещивание ног за спиной противника. Непонятное ограничение, ведь во всех типах гардов скрещенные ноги — это главная защита от атаки сверху в партере. Скоро должны быть приняты изменения в правилах боевого самбо, и, надеюсь, скрещивание разрешат.
— Федор Емельяненко говорил, что самбо лучше всего готовит к ММА, ты согласен? Можно ли то же самое сказать про дзюдо?
— Согласен, самбо уделяет внимание отработке всех необходимых приемов — болевых на руки, на ноги, удушающих. На мой взгляд, наиболее существенное различие — в самбо есть куртка, а в ММА ее нет. В дзюдо ситуация несколько иная. Например, современные дзюдоисты мало уделяют внимания партеру, предпочитают заканчивать поединки в стойке, поэтому в ММА у них не много преимуществ.
— Почему же тогда так мало самбистов в ММА?
— Я считаю, что эта проблема вызвана отношением менеджеров, которые хотят сделать быстрые деньги на спортсменах. К сожалению, в России, как только боец перестает показывать результат, его тут же списывают. В Америке другие подходы. Взять того же Вандерлея Сильву — он часто оказывался в нокауте уже на первых минутах раунда, но промоутеры продолжали с ним работать. Вот поэтому в США очень высокий уровень бойцов. В России немало перспективных ребят, но всегда выгоднее продвигать одного бойца, чем целую команду. Сейчас руководители нашей ведущей промоутерской компании М-1 пытаются наверстать упущенное, но лучше было бы это сделать раньше и не держать ради одного чемпиона остальных бойцов в тени.
— Предложения по линии ММА уже поступали?
— Пока нет, но я и сам не горю желанием погружаться в мир российского промоушена. Пока я планирую автономную карьеру: буду работать как свободный боец, искать с помощью своего менеджера контакты за рубежом. Некоторые зарубежные промоутеры заинтересованы в русских парнях. Я хочу съездить в Бразилию, где у меня есть знакомые, чтобы потренироваться в топовых клубах, возможно, даже выступить на ринге. Тот, кто хочет выйти на международный уровень, не должен пассивно сидеть и ждать, когда к нему придут и что-то предложат, он должен сам искать варианты. Мой менеджер Вячеслав Анатольевич тоже родом из Бурятии, поэтому мы друг друга хорошо понимаем, и деньги не стоят в наших отношениях на первом плане.
— Ты готовил тот треугольник, с помощью которого выиграл у Мурада Керимова на чемпионате России?
— Нет, специально не готовил. Я раньше занимался дзюдо, где часто использовал этот прием. А в поединке с Керимовым так сложилась ситуация — я просто увидел, что его можно сделать. Это был шанс свыше, который на схватку дается, может быть, всего один раз. Я в него вцепился и провел треугольник практически на автомате.
— У тебя есть другие соперники среди российских спортсменов?
— Сегодня уровень боевого самбо в России растет, ребята приходят из других единоборств. Мурад Керимов — очень сильный соперник, но есть и другие ребята, например, из Кстово.
— А своих противников на чемпионате мира в Вильнюсе знаешь?
— Я примерно представляю себе бойцов в моей категории, которые будут на чемпионате мира. Самый серьезный соперник — болгарин Румен Димитров, он часто побеждал наших спортсменов в весовой категории до 82 кг. Кстати, Мурат Керимов его одолел на чемпионате Европы. Я готовлюсь — стараюсь уделять больше внимания ударной технике, потому что Румен больше борец. Есть еще несколько ребят из Прибалтики, Украины и Польши, где мощная школа партера. Вот, пожалуй, и все.
— Какие прогнозы относительно выступления в Вильнюсе?
— На чемпионат поедет сильная команда, у меня практически нет сомнений, что наши станут первыми. Лидер команды по боевому самбо — Кирилл Сидельников, который тренируется с Федором Емельяненко.
— У тебя есть ощущение, что на этом турнире ты точно победишь?
— Нет, самоуверенность — главный враг спортсмена. Если ты излишне самонадеян, то не готов к бою. Защитные функции ослабляются, и соперник может на этом сыграть. Всегда надо рассчитывать на лучшее, но готовиться к худшему. Под каждого соперника нужно настраиваться и нужно верить. Если не веришь в Бога, то не веришь в себя. Если не веришь в победу сам, то каким бы ты сильным ни был, победить не сможешь. Я верю в себя, а не в то, что подфартит.
— Остается сказать — с Богом! Желаю победы в Вильнюсе!

Иванов Алексей — чемпион России по боевому самбо 2011 и 2012, чемпион мира по боевому самбо 2012, боец смешанного стиля, выступающий в средней весовой категории.

Родился 24 июня 1987 года в Улан-Удэ.

 

В активе Алексея три боя по ММА и один — по профессиональному боевому самбо. В первом чемпионате России по смешанным боевым искусствам, который проводила Лига S-70, Алексей проиграл Магомеду Мутаеву в дополнительном раунде. Однако затем был приглашён в Сочи для участия в финальной части, где выиграл у Германа Якубова "треугольником" во втором раунде. Его тренером и продюсером выступает Вячеслав Дамдинцурунов.

На чемпионате мира по джиу-джитсу, проходившем в Вене (30 ноября - 2 декабря 2012 года), Алексей стал чемпионом в весовой категории до 85 кг.

Доброе утро, Новый герой!

Самбо нуждается в новых героях, задача журналистов — их находить. Знакомьтесь, Алексей Иванов, восходящая звезда боевого самбо, чемпион России по боевому самбо, студент РГУФКСМиТа. Его визави — Вениамин Роднянский, владелец компании MMAmarket.ru, спонсирующей ряд спортивных мероприятий, член Общественного совета движения «Молодая гвардия Единой России». Вениамин считает важным делом популяризацию спорта, поэтому у собеседников нашлись общие интересы. Мужской разговор о том, как развивать спортивную карьеру в российских реалиях, состоялся за завтраком в гостинице Radisson Royal Hotel.

— Алексей, ты придерживаешься какой-то спортивной диеты?

— Специальной диеты нет, но я контролирую свое питание. Не пью сладкие газированные напитки, только натуральные соки и минеральную воду. Не посещаю фастфуды — эта еда очень вредна для спортсменов. Ем все, что готовит жена, но перед соревнованиями исключаю трудноусваиваемые продукты: копчености, жирную свинину, белый хлеб. Не говоря про алкоголь, который даже никогда не пробовал. Стараюсь есть каши, творог, курицу, говядину.

— 82 килограмма — это твой оптимальный вес?

— Пока оптимальный. Мне предлагают выступать в категории 100 и выше, но я еще не готов. Сгонка веса тоже не требуется — во мне 84-85 килограммов, и, чтобы сбросить два-три кило перед соревнованиями, достаточно один раз хорошенько потренироваться.

— Можешь расставить приоритеты: учёба, спорт, личная жизнь?

— У меня, как у любого профессионального спортсмена, спорт всегда в приоритете. Причём так было с девяти лет, когда я только пришел в секцию дзюдо. Тем не менее, это не мешало мне учиться в школе на четверки и пятерки. Личная жизнь, которая связана с семьей, важна, но, поймите, спорт — это то, что сделало меня таким, какой я есть. Жене было непросто смириться с такой установкой. Помогла теща, которая объяснила ей, что спортсмен — почти моряк. Полгода на сборах, месяц — дома.

— А как же ты расслабляешься?

— Могу сходить в кино, в театр, сыграть с друзьями в бильярд. Ночные клубы и шумные тусовки меня не привлекают, даже наоборот, напрягают и опустошают. Но самое действенное средство для восстановления энергии — это сон. Поэтому, когда надо расслабиться, я позволяю себе подольше поспать.

— Неужели за все 15 лет занятий спортом, у тебя не возникало желания бросить?

— У любого спортсмена бывают как взлеты, так и падения. Причем разочарование можно испытать не только после проигрыша на соревнованиях, но и на обычных тренировках. У меня переломный момент был в подростковом возрасте, когда тело начало меняться, вдруг перестали получаться броски. Я даже подумал тогда: «Позанимаюсь еще год-два и хватит». Но потом физическое развитие — рост и сила мышц — стабилизировалось, я набрал технику, и все пошло как надо. Сейчас даже и речи нет о том, чтобы уйти из спорта.

— У тебя есть план развития профессиональной карьеры?

— Моя цель — завоевание самых высоких вершин. Но для меня все соревнования по боевому самбо, в том числе и желанная победа на предстоящем чемпионате мира, — это лишь стартовая площадка для выхода на профессиональный ринг. В первую очередь на ринг ММА, где важна ударно-борцовская техника.

— А как насчет грепплинга?

— Грепплинг — подготовительная часть к ММА, борцовская база микс файта. В этом году планирую принять участие в чемпионате России по грепплингу. Я давно хотел это сделать, но до сих пор не удавалось из-за плотного календаря соревнований.

— Есть ли у тебя стремление, как у многих современных спортсменов, попробовать себя в разных видах единоборств?

— Да, пока есть время и возможность, я стремлюсь пробовать себя в других единоборствах, в том числе в рукопашном бое и джиу-джитсу.

— Здоровья на все хватает?

— Пока хватает. Я стараюсь пропускать меньше ударов и навязывать свою тактику ведения боя: с ударниками бороться, а с борцами биться.

— Ты всего три года работаешь с ударной техникой. Это достаточный срок для ее освоения?

— Конечно, три года — это мало! Пока я изучил лишь основу, технику нужно еще подтягивать. Я регулярно смотрю бои ММА и UFC, чтобы перенять приемы профессиональных бойцов. Особенно интересен в этом смысле Вандерлей Сильва — он агрессивный и постоянно идет в размен ударами, на его ошибках можно учиться. Очень мне близок Ден Хендерсон, который выиграл бой у Федора Емельяненко. Он классический борец со своеобразной манерой, на мой взгляд, похожей на мою. Я внимательно изучаю его поединки и держу себя в тонусе — занимаюсь боксом у себя в РГУФКе, в Академии спортивных и прикладных единоборств, тренируюсь и у выдающихся тренеров из других клубов.

— Парадокс, но сильнейшие бойцы нашей страны обычно являются выходцами из Дагестана и Бурятии. С чем это связано?

— В Улан-Удэ, откуда я родом, у молодежи не так много вариантов развития карьеры и проведения досуга. Но с другой стороны — нет и такого количества искушений, как в Москве. Для многих спортивные результаты — это едва ли не единственный способ проложить себе дорогу в лучшую жизнь. В Дагестане, думаю, то же самое.

— Ты занимался дзюдо 12 лет. Почему перешёл в боевое самбо?

— Вмешался случай. Как только я поступил в РГУФК, мой тренер Вячеслав Анатольевич Дамдинцурунов, который теперь стал и моим менеджером, сказал: «Через две недели будет чемпионат Москвы по боевому самбо, готовься». Ударной техникой я тогда еще не владел, но занял третье место, что позволило мне выступить на чемпионате России. С того момента появился интерес к боевому самбо.

— Что такое, в твоём понимании, боевое самбо?

— Это наиболее универсальный вид единоборств, максимально приближенный как к уличной драке, так и к спортивным поединкам по смешанным правилам. Бойцам предоставлена большая свобода для маневра: победы можно добиться и в стойке, и в партере, разрешены удары коленями, локтями, головой. Единственное, что мне не нравится, — это запрет, который пришел из спортивного раздела: на скрещивание ног за спиной противника. Непонятное ограничение, ведь во всех типах гардов скрещенные ноги — это главная защита от атаки сверху в партере. Скоро должны быть приняты изменения в правилах боевого самбо, и, надеюсь, скрещивание разрешат.

— Фёдор Емельяненко говорил, что самбо лучше всего готовит к ММА, ты согласен? Можно ли то же самое сказать про дзюдо?

— Согласен, самбо уделяет внимание отработке всех необходимых приёмов — болевых на руки, на ноги, удушающих. На мой взгляд, наиболее существенное различие — в самбо есть куртка, а в ММА ее нет. В дзюдо ситуация несколько иная. Например, современные дзюдоисты мало уделяют внимания партеру, предпочитают заканчивать поединки в стойке, поэтому в ММА у них не много преимуществ.

— Почему же тогда так мало самбистов в ММА?

— Я считаю, что эта проблема вызвана отношением менеджеров, которые хотят сделать быстрые деньги на спортсменах. К сожалению, в России, как только боец перестает показывать результат, его тут же списывают. В Америке другие подходы. Взять того же Вандерлея Сильву — он часто оказывался в нокауте уже на первых минутах раунда, но промоутеры продолжали с ним работать. Вот поэтому в США очень высокий уровень бойцов. В России немало перспективных ребят, но всегда выгоднее продвигать одного бойца, чем целую команду. Сейчас руководители нашей ведущей промоутерской компании М-1 пытаются наверстать упущенное, но лучше было бы это сделать раньше и не держать ради одного чемпиона остальных бойцов в тени.

— Предложения по линии ММА уже поступали?

— Пока нет, но я и сам не горю желанием погружаться в мир российского промоушена. Пока я планирую автономную карьеру: буду работать как свободный боец, искать с помощью своего менеджера контакты за рубежом. Некоторые зарубежные промоутеры заинтересованы в русских парнях. Я хочу съездить в Бразилию, где у меня есть знакомые, чтобы потренироваться в топовых клубах, возможно, даже выступить на ринге. Тот, кто хочет выйти на международный уровень, не должен пассивно сидеть и ждать, когда к нему придут и что-то предложат, он должен сам искать варианты. Мой менеджер Вячеслав Анатольевич тоже родом из Бурятии, поэтому мы друг друга хорошо понимаем, и деньги не стоят в наших отношениях на первом плане.

— Ты готовил тот треугольник, с помощью которого выиграл у Мурада Керимова на чемпионате России?

— Нет, специально не готовил. Я раньше занимался дзюдо, где часто использовал этот прием. А в поединке с Керимовым так сложилась ситуация — я просто увидел, что его можно сделать. Это был шанс свыше, который на схватку дается, может быть, всего один раз. Я в него вцепился и провел треугольник практически на автомате.

— У тебя есть другие соперники среди российских спортсменов?

— Сегодня уровень боевого самбо в России растёт, ребята приходят из других единоборств. Мурад Керимов — очень сильный соперник, но есть и другие ребята, например, из Кстово.

Мария Абельян, журнал "Самозащита"

31342
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии